Эвакуация террориста вертолетом и события в Негеве, что общего?

57

Пару дней назад рядом с поселением Неве-Цуф в результате наезда машины террориста был ранен военнослужащий ЦАХАЛа. Ранения были довольно серьезными, и требовалась срочная эвакуация.

Когда вертолет наконец прибыл, раненного солдата подняли на борт. Но ему пришлось ждать и терять драгоценное время из-за того, что командование решило эвакуировать и террориста тем же вертолетом, при этом предварительно стабилизировав его состояние.

Еще одно событие, о котором все мы слышали, это заявление Яира Лапида, который на самом деле (хоть и не формально) является премьер-министром. Лапид сказал, что он удовлетворит все требования Мансура Аббаса, исламского движения, и всех тех, кто сейчас развязал интифаду в Негеве, включая попытку пустить поезд под откос!

Как того и требовал Аббас, Лапид заявил, что необходимо прекратить посадку деревьев в Негеве, осуществляемую Еврейским Национальным Фондом.

Было изначально понятно, что так и произойдет, ведь израильский суверенитет в Негеве давно утрачен. Вся эта посадка — попытка «сделать хорошую мину при плохой игре».

Еврейский Национальный Фонд (Керен Каемет ле-Исраэль) является одним из самых центральных символов сионизма. Этот самый Еврейский Национальный Фонд всегда категорически отказывался заниматься посадками за «зеленой чертой» (то есть в Иудее и Самарии). Теперь он не будет заниматься посадками и в пределах «зеленой черты», в Негеве.

Существует четкая связь между этими двумя важными событиями: пренебрежение здоровьем нашего солдата ради здоровья террориста и отказом от суверенитета в Негеве, чтобы удовлетворить Аббаса.

Когда по «договору Осло» Израиль отказался от Хеврона, Бейт Лехема, Иерусалима, Бейт-Эля и Шхема, то есть от своих исконных библейских мест, в пользу иностранного суверенитета, он моментально потерял историческое и моральное право на суверенитет в Негеве, как и права на всю остальную страну.

Если право на землю определяется только тем, кто на ней сейчас живет и кто готов побороться за нее, тот же принцип применим и к Негеву. Если нам не важна история и вера, если у нас нет исторической и духовной связи с Землей Израиля, то нам придется убраться так же и из Негева.

«Соглашения Осло» и то, что их приняли все политические лагеря Израиля, превратили израильтян в захватчиков (колонизаторов) или в лучшем случае во временных гостей на этой земле.

Это сознание проникло глубоко в сердце нашей армии, которая давно потеряла свое историческое и моральное предназначение. Армия чувствует себя всего лишь охранником, которого интересует только одно: «чтобы было тихо ! «, и не более того. Что-то вроде вооруженных миротворцев ООН.

Командующий центральным округом просит правительство окончательно разрушить Хомеш и изгнать оттуда поселенцев потому, что сам ощущает себя просто гостем, такой извиняющийся полицейский… Происходящее в поселении Хомеш мешает его спокойствию, портит картину его «прогрессивного» мировоззрения.

Армия Израиля уже не отдает предпочтение жизням своих солдат по сравнению с террористами. Все происходит с точностью до наоборот, ведь армия считает, что земля принадлежит арабам (а не еврейскому народу) и именно арабы обладают историческим правом на эту землю. А мы с вами, по этому мнению, оказались здесь в результате какой-то нелепой ошибки, и они пока не поняли, как же эту ошибку исправить.

Согласно этому мировоззрению Негев должен принадлежать бедуинам, и вся моральная и историческая правота находится на стороне «борца за свободу», пытавшегося задавить нашего солдата.

Конечно, тот, кто считает, что мы с вами являемся оккупантами, в первую очередь позаботится об оказании медицинской помощи «хозяину страны» — террористу, не обращая внимания на то, что в вертолете ждет срочной отправки в больницу наш с вами сын — «солдат-оккупант».

Перевод — Аркадий Муттер