Анна Франк: деликатная тема предательства

89

Анна Франк: деликатная тема предательства Арнольд ван ден Берг (пятый слева, сидит) на заседании Амстердамского еврейского совета

В последние дни пресса пестрит сенсационными сообщениями о разгадке событий 80-летней давности: стало известным имя человека, выдавшего место укрытия семейства Анны Франк. Материалом для широковещательных заявлений стали итоги пятилетнего расследования, которое вела группа под руководством бывшего агента ФБР Винса Панкоука.

Однако обвинение в адрес Арнольда ван ден Берга в том, что он выдал Анну Франк с семейством, все же кажется излишне категоричным. Прежде всего, оно не особенно сенсационно. В начале 60-х Отто Франк, отец Анны, уже упоминал о получении анонимной записки е обвинениями в адрес ван ден Берга. И, видимо, правильно, что он не опубликовал ее, поскольку для таких серьезных обвинений нужно было разбираться, кто, зачем и на каких основаниях написал ее. И дело тут не только во всплеске антисемитизма, как объясняли позже решение Франка, но и, скорее всего, в нежелании опорочить человека без видимых доказательств. После войны кого только ни обвиняли в коллаборационизме. И что касается самого семейства Франк, насчитывается с десяток гипотетических предателей, с разными на то основаниями, но достоверной ни одна гипотеза не является.

Так и насчет ван ден Берга все аргументы являются косвенными и не слишком убедительными. Дэвид Барнув, написавший в 2003 г. книгу «Кто предал Анну Франк?», по тем же вышеупомянутым причинам не стал рассматривать кандидатуру Берга в качестве предателя. Конечно же, не исключается, что ван ден Берг мог, рассчитывая спасти собственную семью, выдать Франков, передав нацистам список адресов, где скрывались евреи. В 1943 г. он вынужден был отказаться от работы нотариуса и стал понимать, что над ним и Еврейским советом нависли тучи. Но сами списки исследовательская группа Панкоука не обнаружила. При этом некоторые историки полагают, что такие списки вообще вряд ли существовали — зачем членам Еврейского совета, знавшим о них, было так рисковать жизнями скрывавшихся и своими собственными? То, что ван ден Берг не был депортирован в 1943 г. в концлагерь вместе с большинством членов Еврейского совета, можно объяснить, к примеру, тем фактом, что в июле 1943 г. он достал (а скорее всего, купил) для себя и семьи документы, защищающие от депортации. Позже вообще добыл давно ожидаемые справки, что он нееврей — согласно полученным документам, евреем был только его дед, и сам он считался мишлингом 2-ой степени, как и его семейство. И он вовремя вышел из Еврейского совета, как раз накануне депортации большинства его членов. Отметим, что еще четыре члена Совета не были депортированы, и всех пятерых привлекали к суду после войны по обвинениям в коллаборационизме — но в итоге они все были оправданы. Кроме того, нельзя не учитывать тот факт, что еще с начала войны ван ден Берг был завязан на продаже произведений искусства нацистским бонзам, вплоть до уровня Германа Геринга, что тоже могло сыграть свою роль.

Но с ним все было непросто. Вскоре ван ден Берга предупредили, что документы не вызывают доверия у нацистов, и он был вынужден прятать свою семью с помощью Сопротивления. Все эти обстоятельства указывают на довольно специфическое положение ван ден Берга: теоретически он мог он мог быть предателем, а мог и не быть. В качестве аргументов «за» предательство выдвигаются также те, что Отто Франк упоминал о предателе из «еврейской общины» и что после смерти ван ден Берга в 1950 г. он не хотел причинять боль его детям, помимо нежелания разжигать антисемитские настроения. Но мотивы Отто Франка мы уже вряд ли узнаем.

Расследовательская команда Винса Панкоука, проделав большую и очень важную работу, введя в оборот много фактического материала, выделила Арнольда ван ден Берга как наиболее вероятного предателя, среди прочих кандидатов, но отнюдь не как предателя. Тут скорее постарались СМИ. Все подробности расследования изложены в только что вышедшей книге Розмари Салливан, но в послесловии сам Панкоук, ни разу не упомянув имени ван ден Берга, пишет: « Я полагаю, что поскольку книга опубликована, и теперь можно ознакомиться с нашими находками, всякий, обладающий дополнительной информацией, может связаться с нами и заполнить недостающие звенья в загадке того, что произошло 4 августа 1944 г. Я твердо уверен, что расследование и наша интерпретация прошлого не являются окончательными».

И, конечно же, когда речь идет о столь тяжелых обвинениях в коллаборационизме, приведшем к смерти сестер Франк, необходима большая осторожность. Очень памятен случай в марте 1946 г., когда в той же Голландии бывшим бойцом Сопротивления был застрелен на пороге своего дома обвинявшийся в коллаборационизме Феликс Гюле — оказавшийся, как выяснилось позже, спасителем евреев и стойким борцом с нацизмом.