Цена лжи. Прозрение Путина

43

А вот этот же ролик в виде текста. Опубликовано на странице Георгия Сатарова в Facebook.

Если вы не хотите слушать мой сбивчивый рассказ в ролике, то можете прочитать более связный текст. Букв может показаться многовато, но это может быть вам интересно. Ведь, фактически, это про то как и почему рухнет путинский режим.

В 2003 г. один из тех крупных предпринимателей, кто ходил на тогда довольно регулярные встречи с Путиным, сказал мне (цитирую по смыслу): «Знаешь, на что мы тратим больше всего времени, когда готовимся к очередной встречи с ним? А вот на что: чего ему говорить не следует, чтобы его не огорчить». До этого один из политических консультантов, из тех, кого Сурков приглашал на регулярные посиделки с ним, хвастался (я позабыл: это была то ли осень 2000 г., то ли весна 2001-го) как он манипулирует Путиным с помощью отфильтрованной и искаженной информации, доводимой до него. Это я к тому, что путинский режим был в зародыше построен на, в итоге, тотальном вранье. Я уже писал, что создание вымышленного мира, в котором жил Путин, искажало не только его сознание, но шло дальше по расширяющемуся радиусу вокруг него и искажало сознание тех, кто сам формировал этот запредельно далекий от реальности мир. Я помню, как к рубежу 2004-2005 годов путинским окружением овладевал миф о том, как крут Путин, все они, Россия, в конце концов, и как ничтожны они — «пиндосы» (тогда пошло это пошлое словечко), и весь этот «загнивающий Запад». Тогда я еще мог слышать это из первых рук. И вера в эту чушь, которую они произносили, была видна совершенно отчетливо. Эта вера делала более комфортным вранье, которым они должны были пичкать Путина.

В результате сейчас Украина и Россия, и все мы — ваятели искусственной реальности, слабо причастные к этому, не причастные вообще, и противостоявшие — платим тяжелую цену за это. И самую страшную цену платит Украина. Мы только начинаем расплачиваться. Но Украина стремительно идет в будущее, а Россия по нарастающей катится в пропасть распада или небытия.

Мы неоднократно были свидетелями в информационном пространстве того, как Путин в своих внешних контактах проявлял свою жизнь в милом его сердцу радужном информационно пузыре. Вы наверняка помните случаи того, как Путин хвастался живыми картинками потрясающей эффективности нового русского оружия. Потом это оказывалось забавным фейком. Легко догадаться, что эти фейки поставляли ему высокопоставленные военные. Именно с 2012 г. появился для этого надежный канал в лице нового министра обороны Шойгу, который мало смыслил в военных делах. Тогда же начальником Генерального штаба стал Валерий Герасимов — теоретик и промоутер гибридной войны. С этого момента Путин начал менять «ориентацию»: армия начала вытеснять ФСБ в его мыслях, мечтах, планах и в окружении. Переворот завершился в 2014 году, когда они вместе перешли к решительным, но гибридным, действиям.

Я уже говорил о гибридной войне. Для наших вооруженных сил, в стране тотальной коррупции и халтуры, она является воплощением мечты об эффективном «ассиметричном» ответе на постоянную мифическую угрозу со стороны НАТО. Запрашивая огромные деньги на повышение военного бюджета для перевооружения, можно малую толику тратить на спецоперации весьма гибридного свойства, ставя на поток и разграбление остальную часть бюджета. Косвенным подтверждением этого служат состав, состояние и готовность к войне тех лучших соединений, их сил и средств, которые Путин ввел в Украину своим преступным приказом. Это возвращает нас к настоящему и перспективам.

Осмелюсь предположить, что высшему руководству Армии не была выгодна настоящая война. Она ведь должна была проявить истинное положение дел в подведомственной сфере, что и произошло. Гораздо удобнее были регулярные маневры, как часть гибридной войны, с демонстрацией спектаклей при ограниченном участии новой техники. Подозреваю, что неожиданное решение Путина о полноценной военной операции стало шоком для Армии, не готовой к настоящим ожесточенным боям. Ложь, которой Армия пичкала Верховного главнокомандующего, ударила по ней же. Она обернулась тысячами смертей, невиданными санкциями в отношении России, превращением многих начальников, вплоть до высшего, в международных преступников, которых ждут суд в Гааге (или специальный международный военный трибунал по России) и суды в своей стране. Россия уже несет огромные военные, политические и моральные потери. Впереди гигантский массовый комплекс для всех нас — комплекс несостоятельного лжеца, насильника и убийцы. И неизвестно, как и чем мы будем снимать этот беспрецедентный массовый когнитивный диссонанс.

А теперь о Путине. Мы являемся свидетелями того, что происходит сейчас с ним и что можно назвать началом его «мелко-очагового» прозрения. Он начал обнаруживать явное и оборачивающееся страшными провалами вранье в его близком окружении. Стало известно о начале расследования деятельности Суркова (и его славной победоносной команды) на украинском направлении. Речь идет об освоении и разворовывании нескольких миллиардов долларов. А ведь, как предполагают специалисты, часть этих средств должна была пойти на создание по всей Украине сети законспирированных боевых групп, которые должны были пробудиться в час Х. Это непроверенная информация. Но она корреспондируется с более поздней информацией, опубликованной Медузой, о поручении Путина расследовать деятельность 5-й службы ФСБ, которая поставляла Верховному главнокомандующему ложную информацию о происходящем на Украине. Шеф этой службы, согласно сведениям Медузы, уже находится под арестом. Официальных опровержений этих сведений я не встречал.

Очевиден провал специальной операции, которая должна была быть быстротечной (по определению) и закончиться в два-три дня. В официальном информационном поле этот навязывавшийся термин уже начал вытесняться другим: военная операция. Такое может быть санкционировано только сверху. И значит тяжесть положения вооруженных сил России в Украине осознается не только теми, кто врал Путину, но и, возможно, им самим. Но чтобы определить свою стратегию в нынешней ситуации, ему нужно понять причины провала. Учитывая нынешнее влияние Армии и ее роль в «спецоперации», он призвал к ответу военное руководство. Как и положено в такой ситуации, они, видимо, свалили все на ФСБ. Но по ходу расследования деятельности 5-й службы ФСБ последняя не преминет прислать ответ армейским, сообщив об их вранье и коррупции. И очаговое прозрение Путина расширится. Тут могут подсуетиться и в МИДе, сообщив под шумок президенту об ожидающей его Гааге под соусом происков Украины.

Возникает вопрос: а чем это может быть чревато? Ведь повреждение радужного пузыря, которое сейчас переживает Путин — тяжелая психическая травма. С одной стороны. С другой стороны, ему выгодно уцепиться за мем «виноваты бояре», чтобы хоть как-то подстелить соломку себе любимому. Но я начну не с Путина. Несомненно, трагический для личности процесс прозрения Путина опасен путинскому окружению. Вряд ли они не понимают этого. И это может заставить их проявить решимость, организовав и осуществив дворцовый переворот. Его шансы сейчас возрастают.

Что касается Путина, веер его возможных стратегий и действий в их рамках определяется борьбой между безоглядными действиями под влиянием глубочайшей фрустрации, с одной стороны, и привычкой избегать решений с необратимыми последствиями — с другой стороны. Можно представить два антагонистичных типа безоглядных действий. Я начну с наименее вероятного (по осуществлению) — применение ядерного оружия. Я уже говорил, что надо помнить о еще двух кнопках — у любящего жизнь Шойгу и у Герасимова. И есть еще процесс запуска, который осуществляется не автоматически, а в результате действий дежурных офицеров, у которых есть семьи, родители, друзья. Все это резко снижает вероятность ядерной атаки, но при этом делает практически неизбежным дворцовый переворот. А это может понимать и сам Путин. На другом полюсе, конкурирующий по ничтожности вероятности с первым, сценарий, который можно назвать «Покаяние». В его рамках Путин может пытаться сохранить жизнь и облегчить слегка свою участь в пожизненном заключении после гаагского приговора. Такой сценарий включает добровольную отставку с приказом о выводе войск из Украины.

Между этими полюсами располагается веер более вероятных сценариев. Среди них может быть даже комбинация, включающая два описанных полюса, что выглядит примерно так. (1) Путин открывает ядерный чемоданчик и нажимает кнопку. (2) В ответ его арестовывают преданные ему охранники. (3) Главы силовых ведомств заставляют его записать обращение к народу, в котором он заявляет о своей отставке; объявляет о подписании указа о прекращении военных действий и отзыве войск; обращается к международному сообществу, что, сознавая свои преступления предает себя в руги международного правосудия. (4) За это ему обещают объявить, что сигнал о начале ядерной атаки, прошедший ранее, был результатом сбоя.

Все написанное выше — пример упрощения реального хода событий. В жизни все сплетено: особенности личности Путина; раскол в элитах; мужественное сопротивление украинцев; международные санкции; разложение страны, ввергающее ее в царство беспробудной халтуры; воровство и коррупция; тотальная ложь. И невозможно спрогнозировать, какова же будет реальная канва сценария конца режима и Путина, и что может оказаться спусковым крючком (или завязкой сценария). Я просто говорил о лжи и ее цене.