Цена выбора

22

Цена выбора0

События, происходящие на Украине и вокруг нее в настоящий момент, едва ли следует считать чем-то непредвиденным. Можно определенно сказать, что к этому страна, ее политический класс и общество шли долгие годы, каждый раз выбирая на той или иной развилке неоптимальный, а то и откровенно худший вариант.

Как случилось так, что на исходе второго десятилетия XXI века в недавнем прошлом богатая красавица Украина фактически превратится в failed state? В 2020 году ее ВВП составлял лишь 60% к ВВП 1990-го. За этот же период численность населения, по самым оптимистичным подсчетам, сократилась на 10 млн, а власть и вооруженные силы государства фактически оказались руках радикальных националистов, развязавших на юго-востоке гражданскую войну. Причин этому немало — назовем наиболее существенные.

Социальная деградация общества, к которой привела неэффективная экономическая модель. Она характеризуется институциональной отсталостью, сырьевой направленностью, низкой технологичностью с признаками деиндустриализации. При этом первоначальный капитал в большинстве случаев имел отношение к спекулятивным посредническим операциям с российскими энергоносителями.

В этих условиях социальная структура приобрела деформированный характер из-за неразвитости среднего класса и значительной численности низкооплачиваемых неквалифицированных работников. А также — за счет большого количества люмпенизированной молодежи, особенно в депрессивных регионах, становящихся легкой добычей для радикальных ультраправых группировок с их идеологией превосходства силы. Кстати, и в зону АТО изначально многих влекла именно возможность «трудоустроиться», получая государственное довольствие и относительно высокую зарплату.

Ускоренная вестернизация внешней политики. В украинских правящих кругах в течение многих лет царил ажиотажный спрос на евроатлантическую интеграцию. Приобретение членства в НАТО и ЕС стало навязчивой идеей и делом жизни немалого числа украинских политиков. Именно это во многом делало официальный Киев глухим к доводам об иных, альтернативных путях геополитического и экономического развития. Действующая власть сама, оказавшись во многом заложником евроинтеграционного курса, пыталась гипнотизировать им украинское общество и отказывалась от сколько-нибудь критического осмысления ЕС-перспектив в обозримом будущем. Общественному мнению внушалась мысль, что европейский цивилизационный выбор якобы был сделан Украиной еще «в глубокой древности». И нынешнее согласие украинского руководства на нейтральный статус свидетельствует не столько об отрезвлении, сколько о вынужденной (и, не исключено, временной) уступке под давлением обстоятельств.

Переход от антироссийской риторики к агрессивной русофобии. После «ухода» Крыма крайние формы ультрарадикальной пропаганды буквально захлестнули украинское общество. Однако предпосылки и симптомы этого проявили себя задолго до событий 2014-го. Это был длительный процесс и системный процесс. В качестве яркого примера можно вспомнить, что еще в 2003 году вышла в свет книга президента Леонида Кучмы под знаковым названием «Украина — не Россия», где эта идея раскрывается на без малого 700 страницах, и где солью украинства называются западноукраинские, галицийские земли с их культурой и историей.

За десятилетия независимости на Украине постепенно, методично «переписывали» историю. В результате Россия в учебниках уверенно и прочно трансформировалась в вечного заклятого врага. А русский язык, исторически являвшийся на Украине языком науки, городской культуры и вообще родным языком для значительной части населения, на законодательном уровне превратился в изгоя и фактически попал под запрет.

Вхождение праворадикальных лидеров во властные структуры. Процесс инфильтрации правых радикалов во власть начался еще в 1990-е. «Точкой входа» стал украинский парламент. Первой ласточкой была глава Конгресса украинских националистов (КНУ) Слава Стецько (1920‒2003) — единственная националистка, прошедшая в парламент в 1998 году по списку «Национального фронта».

Спустя четверть века картина принципиально изменилась. После 2014-го праворадикалы заняли все этажи власти и, по сути дела, стали законодателями новых форм и сущностей в государственной политике. Получила свое распространение практика оседания полевых командиров в стенах парламента через включение радикалов в партийные списки в партии и выдвижение по мажоритарным округам. Ярким примером является политическая карьера лидера «Правого сектора» (запрещен в РФ) Дмитрия Яроша, ставшего после событий на Майдане депутатом Верховной рады, замглавы комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, советником главнокомандующего ВСУ. На парламентских выборах 2019 года он вошел в первую пятерку списка Единого националистического блока.

Не менее показательна и карьера Андрея Билецкого — убежденного неонациста, идеолога украинского радикализма, депутата Верховной рады VIII созыва, командира печально известной своими зверствами группировки «Азов» (запрещен в РФ). Указом министра внутренних дел Украины Арсена Авакова в сентябре 2014 года это незаконное формирование было включено в состав Национальной гвардии Украины с присвоением Билецкому звания полковника полиции. Радикалы в значительной мере продолжают определять политический курс и президента Зеленского.

Милитаризация общества с целью противостояния России. Эта стратегия отчетливо обозначилась после 2014-го. При предыдущем президенте Петре Порошенко в стратегических документах стало открыто утверждаться, что военным противником Украины является Российская Федерация. Новая военная стратегия Зеленского делает упор на милитаризацию всего населения. Реальные шаги в этом направлении уже совершены в виде массовой раздачи оружия без документов любому желающему с возможностью распоряжаться им по своему усмотрению.

Таким образом, политический класс и общество не смогли рачительно распорядиться тем, что буквально упало им в руки с неба три десятилетия назад. К сожалению, в истории так бывает. Русский философ Николай Бердяев — кстати, уроженец Киевской губернии — как-то сказал: «Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад». Нынешний правящий класс Украины, кажется, решил поспорить со своим знаменитым земляком и доказать обратное. Однако рано или поздно, но отрезвление неизбежно. Теперь всё дело в цене. Украинские политики, может быть, за ценой и не постоят, но расплачиваться придется простым людям.

Автор — историк, политолог, профессор РГГУ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Источник